Домашняя Вверх Взаимосвязи Содержание Поиск

Институт Шиллера

 

[В стадии разработки]

Шиллеровский институт, Линдон Ларуш и компания

Представленные материалы:

Шиллеровский институт науки и культуры. Линдон Ларуш. Физическая экономика. "Научная школа", Москва, 1997

    С.25. Влиятельный фабианец Уолтер Липман в своей знаменитой книге по общественному мнению предложил чисто геббельсовский метод промывания мозгов американцев при помощи средств массовой информации. Для подобного эффекта и с той же целью Дэвид Рисмен прославил жалкий тип североамериканца середины ХХ столетия, назвав его "личностью, управляемой другими". Ханна Арендт, бывшая одно время любовницей главного философа ницшеанского толка при нацистском режиме Мартина Хайдеггера, предложила, чтобы каждый, кто не соответствует модели наделенного промытыми мозгами "политически корректного" и управляемого извне типа личности, должен быть подвергнут остракизму за то, что он является так называемой "авторитарной личностью". Средний американец, в том числе узколобый, легковнушаемый "популистский тип" подошел к том, что он благосклонно принимает любые темы, которые в настоящее время подтасовываются в соблазнительных формах массовых, зрелищных спортивных мероприятий, в голливудских увеселениях, популярной квазимузыке и средствах массовой информации как аксиоматический базис для выработки собственных "социально приемлемых" форм участия в "политически корректных" формах общественного мнения

Повторяйте достаточно часто в геббельсовском стиле, что базисом экономики является "свободная конкуренция на рынке", что экономика подчиняется правилу мифического закона "спроса и предложения" или популяризированную ложь, будто конституция США была основана на принципах Дж.Локка или молодая американская экономика была основана на идеях Адама Смита, и "управляемый извне" тип американца будет перенимать эту ритуальную чепуху, как высшую из вечных истин

Сюда включается также фактор коллапса качества американского образования, особенно под влиянием фабианцев и родственных им типов, таких как Джон Дьюи и его последователи, в результате чего уже серьезно испорчено когнитивное развитие почти всех американцев, даже до применения таких измышлений Новой эпохи, как радикально-позитивистская "новая математика" и другие разрушительные инновации последних трех десятилетий

Разрушение когнитивных способностей молодого человека до степени, необходимой для присущего науке независимого суждения строгого качества, обычно достигается только через формы образования, начинающегося с изучения греческих и последующих классиков, придающего наибольшее значение обучению математике, биологии и физике, чтобы студент вновь пережил первоначальных акт каждого важного революционно-аксиоматического открытия своих предшественников. Ошибочная подмена (в частности, использование учебников и общепринятых алгебраических формализмов, чтобы заменить ими борьбу с классическими и другими оригинальными источниками) произвела тип человека с высшим образованием, который преобладает даже среди обремененных наивысшими научными степенями, и который был презрительно назван Фридрихом Шиллером Brotgelehrten - "ученые, работающие ради куска хлеба"

Подмена развития у учащихся независимой способности к строгому оригинальному открытию бихевиористской моделью "учения" привела к тому, что фактически всеобщим стало отсутствие способности среди представителей типичных академических и других слоев населения к независимому мышлению. Прежде всего это относится к аксиоматическим допущениям. Этот моральный дефект суждений обнаруживается в его наиболее крайних формах как раз в те моменты, когда американец особенно шумно выражает свое "независимое суждение" о предмете. Таким образом, глупое тщеславие беспорядочного общественного мнения лучше приспособляет политически корректного фанатика к тому, чтобы стать жертвой абсурдных мнений, которые он (или она) вынужден таким образом принимать

МетаКомментарий. Человек - не цель, а средство, не субъект активности, а объект активности... Именно это мировидение и служит основанием всех бед, с которыми сталкивается человечество. Ибо сложнейшие проблемы самоосуществления человека мы решаем предельно простыми способами, принуждением его к предательству им своего Я, своей Высшей Миссии, своего Высокого Предназначения. И главная работа в этом плане делается именно системой так называемого образования, образования, направленного на лишение ребенка собственного образа, Образа и Подобия Божия, и силового, поддерживаемого мощнейшей репрессивной системой, навязывания ему образа манкурта, говорящего орудия, внутреннего раба средств массовой информации, за которыми стоят отнюдь не добросовестные кукловоды. Надо ли говорить, что МетаКонцепция исходит из прямо противоположного мировидения: человек суть Посланец Божий на Земле, имеющий свою уникальную Миссию, которую он обязан выполнить, единственным предназначением всего спектра социальных институтов является создание надлежащих условий для его полного самоосуществления (самопознания, саморазвития и самореализации). И платоновское "без меня народ не полон" относится именно к ситуации не просто уничтожения одного говорящего орудия, каковыми делает нас сегодня так называемое свободное общество, а к ситуации уничтожения Уникальной Личности, Образа и Подобия Божиего, уничтожения, тем более болезненного, что сама физическая оболочка Личности, ее тело, может достаточно длительное время имитировать ее присутствие, зарабатывать деньги, руководить правительством и очень даже неплохо выглядеть

    С.82. Ключом к точному прочтению экономических догм Смита, Бентама, Томаса Мальтуса, Рикардо, Маркса и Милля является общественная доктрина Джона Локка. В системе Локка общество является простым скоплением большого числа дискретных единиц - неоаристотелевских частиц, которыми являются люди, вступающие в полиморфную путаницу, которая по существу характеризуется тем, что поведение каждой из этих частиц мотивировано ничем иным, кроме трех первостепенных импульсов: оставаться в живых (жизнь), стремиться к чувственному удовлетворению (свобода) и удовлетворять жадность (собственность). Для Локка не существует никаких "врожденных идей". За исключением живого чрезвычайно аморального энтузиазма в удовлетворении жадности, индивидуум рожден как "чистый лист" (tabula rasa). Это определение "человеческой природы" Локком выступает в качестве аксиоматической основы для "гедонистского исчисления" Бентама и позже для радикальной позитивистской доктрины фон Неймана и др.

МетаКомментарий. Предельно возможная обезличенность рынка, полная предсказуемость поведения его участников и их управляемость - это ли не идеал рыночных фундаменталистов-манипуляторов? Но время подобного рода упрощений стремительно уходит, и с МетаКонцепцией появляется совершенно новая рыночная реальность, реальность, в которой каждый потребитель - не неоаристотелевская частица, с которой можно обращаться по базовым рыночным принципам "Не обманешь - не продашь", "Человек - не свинья, все сожрет", а Высокая Личность, требующая подстройки под себя всего рыночного механизма, предъявляющая высочайшие требования к оптимизации соотношения "затраты-качество-ответственность-сервис-капитализация потребительских затрат", соотношения, к обеспечению которого в принципе не готов существующий рынок

Шиллеровский институт науки и культуры. Бюллетень №4 (1). "Зоопарк народов" лорда Пальмерстона

    Н.Спаннаус. Разгадка парадокса текущей истории (1)

    Метод парадоксов

Итак, главный вопрос, на который отвечает текст "Зоопарка Пальмерстона": как случилось, что течение современной истории определяют силы, враждебные гуманности, угнетающие творческое начало в человеке? Кто и что - враг человечества? Что общего в различных идеологиях, тормозивших развитие человеческой цивилизации последние 500 лет?

МетаКомментарий. Что называется, не в бровь, а в глаз. Именно неэффективное мировидение, поддерживаемое бюрократическим тоталитаризмом и рыночным фундаментализмом к выгоде их "бенефициаров", и привело человечество на грань катастрофы. И важнейшим здесь является не вопрос, кто виноват, а констатация непреложного факта порочности и античеловеческой направленности господствующих идеологий. На основе чего естественным образом возникает вопрос "Что делать", на который, возможно, наилучшим образом и отвечает МетаКонцепция

    Уэбстер Г.Тарли. Лорд Пальмерстон и трое его подручных (2)

...британское владычество будет в силах развязать две мировые войны двадцатого века, а затем и третий мировой пожар в 1991 году, когда вспыхнет война на Балканах... Поражение, потери, загнивание самой Британии не уменьшают ее роль доминирующего фактора во всех геополитических делах

Как им это удается? Как удается кучке развратных аристократов на этом ничтожном островке строить козни против всего мира? ...англичане научились от венецианцев тому, что самая большая сила в мире - это сила идей, и если вы в состоянии контролировать культуру наций, вы можете контролировать их образ мышления, и тогда политики и армии будут покорно выполнять вашу волю...

МетаКомментарий. Вот именно. Идеи движут миром. А вовсе не деньги, армии, политики. А наши безмозглые как бы демократы, вожделеющие забраться как можно выше на западные пальмы и рядящиеся под сидящих на них обезьян, так и не поняли ничего из советского периода российской истории. Что не в немецких деньгах было счастье большевиков (в этом смысле вся как бы демократическая кампания по уничтожению СССР была принародно и неприкрыто оплачена британо-американскими деньгами), а в том, что большевикам удалось противопоставить человеконенавистнической идее рыночного фундаментализма гуманистическую идею общества справедливости. Но не удалось ее воплотить, впав в смертный грех бюрократического тоталитаризма. Что делает тем более актуальной идею Гуманистического Абсолютизма, которая и лежит в основании МетаКонцепции

...Почему мы называем сообщество, созданное Пальмерстоном и Мадзини, зоопарком? Потому что для Мадзини, животное, биологическое, первобытное начало в человеке превыше всего. У него нет понятия о национальной общности, объединяемой развитым языком и классической культурой, к которой то или иное лицо может приобщиться в результате политического выбора. Мадзини приравнивает нацию к расе. Раса неизменна, как приговор. Это вопрос крови и почвы. Кошки дерутся с собаками, французы с немцами, и так без конца. Для него эта ненависть — самоценный объект

МетаКомментарий. Всемерное подавление собственно человеческих и Божественных потенций в индивиде - квинтэссенция и рынка, и бюрократии. И любые рассуждения на темы гуманизма, свободы, демократии, прогресса служат лишь дымовой завесой, под прикрытием которой и осуществляется главное, ради чего эти разговоры затеваются - ограбление основной массы населения Планеты в интересах кучки жуликов. Не придающих, вместе с тем, значения тому, что этот курс ведет к безусловной гибели человечества, следовательно, и их самих. Но разве не так ведут себя в организме раковые клетки?

Каждая из организаций, созданных Мадзини, требует немедленного национального самоопределения для своей этнической группы, развивая агрессивный шовинизм и экспансионизм. Любимый конек Мадзини — Императив Территории. Все помешаны на вопросе о границах своей территории, и каждый по-своему саботирует проблемы экономического развития. И каждый стремится подчинить себе и подавить остальные этнические группы, преследуя собственное мистическое предназначение. Это расистская заповедь Мадзини — заповедь вселенской этнической чистки...

МетаКомментарий. И что мы видим сейчас в России и других странах? Нарастание националистических конфликтов всех со всеми, отбрасывающее человечества в мрачные века средневековья. Вот уж воистину, кого Бог хочет наказать, того он лишает разума. А венецианско-британские ребята забивают освободившиеся как бы головы своею лохотронной ахинеей

Было время, когда центр олигархии, ростовщичества и геополитики находился в Венеции — группе островов на самом севере Адриатики. В XVI в. после войны Камбрейской лиги патрицианская партия Джовани-«молодых домов» начала встречаться в салоне, известном как «Ридотто Морозини». Именно здесь намечался будущей курс Англии и Британии

   Джеральд Роуз. Захват власти в Англии Венецией (3)

Цивилизация современного мира находится ныне на краю гибели. Это результат непоправимой ошибки, совершенной в 1509 году, когда Венеция, разгромленная международными силами Камбрейской лиги, была, казалось, обречена. Тогдашняя папская власть боялась боевых действий иностранцев на итальянской территории: раньше не раз бывало, что эти войска расчленяли Италию на части. Антивенецианский альянс распался

Венеция, которая вместе с турками создала оплот ростовщичества и работорговли, устояла — на беду множества поколений и народов

Время Папы Пия II и Николая Кузанского, противопоставивших языческой идее «человек есть зверь» концепцию Человека как imago Dei (образа и подобия Божьего) и capax Dei (имеющего способности Божьи), было периодом самого быстрого прироста населения в человеческой истории. Идеи возрождения были костью в горле работорговцев: Человек, фундаментально отличный от Зверя, не мог быть объектом торговли

МетаКомментарий. Именно преодоление, преодоление не на словах, а на деле, рабства, в котором погрязло так называемое цивилизованное человечество, и составляет главный пафос МетаКонцепции. Ибо раб не может быть полезен в ситуации нарастания темпа и содержания нелинейности общественного развития, которое мы наблюдаем в наши дни. Рабство - паралич человечества. А нам оно надо?

Ключевой фигурой в войне венецианцев против христианства был Гаспаро Контарини, выпускник университета в Падуе. Он произошел из одного из древнейших венецианских семей. О нем говорили, что он настолько изучил Аристотеля, что мог бы воспроизвести все его тексты, будь они уничтожены полностью

Почему же идеи Аристотеля оказали такое влияние на западную цивилизацию? Ведь труды Аристотеля почти не поддаются прочтению. Но они представляют собой сквозную апологию олигархической модели общества

МетаКомментарий. И посмотрите теперь с этой точки зрения на титанические, осуществляющиеся с поистине звероподобным рвением,  усилия по утверждению в нашем еще недавно девственно невинном обществе самой жесткой и самой жестокой на Планете олигархии. Шумящей об образовании, новых технологиях, инновационном типе развития России, а фактически сводящей все и вся к обслуживанию трубы. Без мозгов, без творчества и без фантазий. Манкуртами, однако

Это более всего проявилось в его книге «Политика». Целью политики, по Аристотелю, являются сохранение неравенства. Государство должно выполнять и сохранять этот принцип. Отношения «хозяин-раб» Аристотель считает «естественным», «природным». «Необходимо подчинение одних другим... Одни от рождения созданы править, другие — повиноваться... Одни по природе своей свободны, другие — рабы»

...Вернее всего, Аристотель именно потому стал популярен в Венеции, что это было рабовладельческое общество, построенное по олигархическому принципу. Христианство эпохи Возрождения было антитезой «звериной» концепции олигархизма. Идея Человека, oтрицающая рабство и ростовщичество, ставила под вопрос само существование венецианской олигархии, и она ответила с холодной твердостью зла

...Создавая богатый купеческий класс, Венеция одновременно создает рычаг давления на короля, подрывая его авторитет и влияние. В так называемый период Английской республики Англию захватывают радикальные протестантские секты

Пройдет еще 80 лет до полного утверждения в Англии «венецианской партии», но «интеллектуальная империя» воцаряется здесь необратимо. Сарпи создает розенкрейцеровский культ, синкретическую религию, из которой возникает масонство. Когда этот процесс завершен, Англия станоЁвится оплотом язычества, оплотом ростовщичества и работорговли. Отрицание Человека как образа Божьего закладывается в основу «Новой Эпохи». Это и была программа и замысел Сарпи. Этим по существу завершилось разрушение английской души. Венеция, венецианские методы были перенесены в Англию

    Х.Грэхем Лоури. Лейбниц и Свифт против венецианцев (4)

...Сочинитель реклам для Английского банка Джон Локк более известен как популяризатор гнусного представления о человеческом разуме как «чистом листе», пассивном регистраторе животных ощущений. Он определенно больше уважал счетчик казны, чем человека, и открыто защищал ростовщичество как необходимый институт для защиты интересов тех, чьи состояния «вложены» в деньги. Его теория государственного управления напоминает суждения владельца казино, для которого закон — это условия для того, чтобы озверевшие игроки дрались за денежные суммы, размер которых затем определит их значимость в обществе. «Свобода» Локка существует во имя «собственности». Его понятие «социального договора», которое определяет права игроков посещать казино, фактически служило оправданием узурпации трона Вильгельмом Оранским

МетаКомментарий. А разве не то же самое отношение к людям мы видим сейчас? Пропагандистские мероприятия власти по поводу заботы о паре стариков вряд ли закроют от внимательного взора реальное их уничтожение. Вопли о демографических проблемах представляют собою, по сути дела, крики радости от успехов, связанных с истреблением тех, кому общество-казино оказалось не по зубам. То ли еще будет! Уничтожение единственного возможного носителя реальной концепции и эффективной практики подлинной Свободы идет полным ходом. И придет к своему логическому концу. Если мы его не остановим

Но хотя венецианцы и вкушали плоды очевидной победы, возникла оппозиция — мощная республиканская оппозиция, вырастающая вокруг более возвышенного взгляда на природу и предназначения человека, которая и вдохновляла последующее основание Соединенных Штатов и практически открыла к нему путь. Ее возглавил немецкий ученый и государственный деятель Готфрид Вильгельм фон Лейбниц. Эту оппозицию можно назвать движением к счастью — конечной цели свободы, отраженной в американской Декларации независимости.

Перед лицом нового венецианского наступления в Англии Лейбниц сформулировал свое представление о человеческом счастье, исходя из постулата о создании Человека как образа Божьего. В труде «О понятиях правоты и справедливости» Лейбниц в 1693 г. дает определение милосердия как «универсальной добродетели», которую он называет «привычкой любить», то есть «рассматривать счастье другого человека как свое собственное». Первое приближение этого счастья, утверждает он, проявляется, например, при созерцании великолепных полотен Рафаэля тем, кто «переживает это, даже если это не приносит выгоды, таким образом, что испытывает восторг и не может оторвать глаз — как от символа любви».

Когда предмет восхищения «в то же время сам способен переживать счастье, его чувство переходит в настоящую любовь», утверждает Лейбниц. «Но небесная любовь превыше других любовей, поскольку Господа можно любить с наибольшим результатом: нет ничего счастливее Бога, и нет ничего красивее и достойнее счастья». И, поскольку Бог обладает высшей мудростью, «мы лучше всего удовлетворим человеческие представления, если скажем, что мудрость — это наука счастья», пишет Лейбниц.

Как ведущий ученый и философ своего времени, Лейбниц был широко известен во всей Европе и за ее пределами, в том числе и среди республиканских лидеров Новой Англии. Его оценили Уинтропы и Мэдеры, а позднее, что наиболее важно, Бенджамин Франклин. Начиная с 1690-х годов, основным союзником Лейбница в Англии, Шотландии и Ирландии стал блестящий анти-венецианский полемист Джонатан Свифт, который подвергал убийственной критике бестиальную философию Бэкона, Гоббса, Декарта, Ньютона и Локка на протяжении более сорока лет.

Аристотелевский эмпиризм в модификации Декарта-Локка низводит сущность человека на уровень обычного животного, что вполне соответствует тому идеалу империи, которого венецианцы то и дело пытались достичь. Когда Джонатан Свифт стал сторонником Лейбница в борьбе с эмпиризмом, он высмеял своих врагов, изобразив их бесноватыми. «Экскурс в идиотизм» — так и писал он в 1696 году в «Сказке бочки». Древние и современные ему авторы «новейших философский схем», писал он, «толкут в ступе один и тот же бред в академиях нынешнего бедлама».

...Поскольку Лейбниц был на расстоянии шага от руководства лондонской политикой, борьба с диктатурой венецианской партии в Англии разразилась не на шутку. Это был конфликт между идеалом стремления к счастью и вожделением империи.

МетаКомментарий. Подобно героине известного советского фильма, Лейбниц в неявной форме предложил человечеству ответить на вопрос, который героиня задала маленькой девочке: "Тебе оторвать голову, или мы поедем на дачу?" Который звучал примерно так: "Ты пойдешь к счастью свободы или к гибельному рабству?" И если девочка не раздумывая выбрала дачу, то человечество, как ни странно, в порыве мазохизма предпочло рабство. И голова его уж точно висит на волоске. Который порвется, если не укрепить его МетаКонцепцией и другими высокотехнологичными идеями, противостоящими рыночному фундаментализму и бюрократическому тоталитаризму

...Убийственный груз развращенного режима всей тяжестью лег на английское население. Пока знать услаждала свои похоти, катастрофически падала рождаемость: с 1738 по 1758 было зарегистрировано только 297 тыс. рождений при 486 тыс. смертей. «Мораль» тогдашней Британской империи кратко выразил Роберт Уолпол: «Каждому человеку своя цена».

МетаКомментарий. Теперь посмотрим на нашу действительность. "Сколько ты стоишь", "Умей продать себя", - вот боевой девиз национальной проституции, поддерживаемых нашей дешевой как бы элитой. И это - самое наглядное проявление человеконенавистничества, которое реально лежит в основе всей нашей государственной идеологии, внедряемой ублюдочными средствами массовой дезинформации в общественное сознание

    Джеффри Стейнберг. Зверская британская разведка, основанная Шелбруном и Британом

Как появился на свет британский эмпиризм? Он был переписан Ф. Бэконом из трактата Сарпи «Арте дель бен Пенсаре» (в нем утверждается, что человеческое познание происходит исключительно через органы чувств). После Бэкона, ученика Сарпи и Паруты, является Томас Гоббс, описывающий человеческую историю как «войну всех против всех», по необходимости управляемую тираническим режимом Левиафана. За ним следует Джон Локк, для которого человеческий разум — tabula rasa (чистый лист), заполняемый продуктами чувственного восприятия. Гедонизм Локка вел его к умозаключению, что человеческая свобода — абсурдная логическая несообразность. За Локком следует солипсист Джордж Беркли, который вообще отрицает существование основы для чувственных переживаний в окружающем мире: в наших головах будто бы какое-то сверхъестественное агентство прокручивает видеопленку. Он считал, что существует только восприятие.

Для Дэвида Юма, шотландского юриста и дипломата, тоже не существовало человеческой души — только связка меняющихся восприятий. В «Исследовании человеческого познания» и более ранних трудах Юм подвергает критике понятия причины и следствия. Мы, мол, только смутно предполагаем, в силу привычки, что за одним явлением должно следовать другое. Но в тех же ранних работах Юм хотя бы признавал важность заполнения «чистого листа» каждого нового человеческого ума набором полученных эталонов поведения, сваленных в одну кучу под названием «морали или привычки», куда была отнесена и религия.

Когда Шелбурнская «венецианская партия» стала доминировать в британской аристократии, скептицизм Юма стал более дерзким и радикальным. Поздний Юм, особенно в «Диалогах о естественной религии», полностью отрекается от самих понятий традиции и морали в пользу необузданного гедонизма, уходит в омут педерастии и разврата; в такой «концептуальной среде» затем воспитывается Бентам.

Иммануил Кант, преподававший в Кенигсберге, много лет популяризировал идеи Юма. Два либерала, Кант и Юм нашли общую цель в искоренении влияния Лейбница. Но когда Юм отказался от всех понятий о традициях и бытовой морали, даже Кант не смог это переварить. Он ответил «Критикой чистого разума», защищая аристотелевские представления о причине и следствии от юмовского нигилизма. Юм же опустился ниже Аристотеля. На этой основе, Кант умел защищать обывательские понятия о религии и морали — то, что в немецком называется das Sittengesetz.

Расхождение Канта с Юмом объясняет, почему британский либеральный эмпиризм на несколько порядков порочнее своих континентальных аналогов.

МетаКомментарий. Помните анекдот? Вовочка подглядывает за оральными утехами родителей и возмущается: "И эти люди запрещают мне ковырять пальцем в носу?!"

Бентам категорически отрицает любое отличие человека от низших существ, определяя человека как организм, движимый чисто гедонистическими побуждениями. Он писал: «Природа поместила человечество под власть двух разных хозяев — Боли и Удовольствия. Только они указывают нам, как мы должны поступать, только они предопределяют наши поступки; каждое усилие избежать подчинения только его подчеркивает. Принцип полезности, принцип величайшего удовлетворения или величайшего наслаждения, признает это подчинение и принимает его за первооснову... Любая система, подвергающая сомнению этот принцип, принимает каприз за разум, а тьму — за свет»...

МетаКомментарий. И это - об Образе и Подобии Божием? Или это о рабах олигархии, говорящих орудиях, человеческих животных, бессмысленных, бессловесных, беспрекословных? Каковых и плодит нам сейчас наша система образования, наша система пропаганды, наша система государственного принуждения к манкуртизму

Лорд Шелбурн, как министр иностранных дел, занялся затем реколонизацией североамериканских поселений, но не посредством вооруженной агрессии или исками о возврате собственности. Боевым кличем Новой Венеции — Нового Рима была «свободная торговля».

Уже в 1763 году, путешествуя в карете из Эдинбурга в Лондон, Шелбурн заказал две работы сотруднику Ост-Индской компании Адаму Смиту. Прежде всего он поручил ему подготовить тезисы исследования, которое позднее будет завершено другим «ост-индским» пропагандистом Эдуардом Гиббоном, об упадке и разрушении Римской империи — исследование, предназначенное для обоснования намерения Шелбурна создать третью Римскую империю с центром в Лондоне. Вторым заказом был чисто пропагандистский опус, апологизирующий свободную торговлю, который Смит осуществил сам («Богатство народов», 1776).

В 1787 г. ведущий агент шелбурновской разведки Иеремия Бентам перещеголял Смита, опубликовав серию «писем из России», собранных в памфлет под заголовком «В защиту ростовщичества». Последнее письмо, адресованное Смиту, порицало его за то, что он недостаточно далеко ушел в своей пропаганде необузданного монетарного диктата. Бентам требовал положить конец всем ограничениям на ростовщичество, употребляя «либеральный» аргумент: подавление ростовщичества мол есть удушение изобретательности. Смит подобострастно отозвался о памфлете: «Это работа превзошла меня».

МетаКомментарий. Похоже на колонизацию России человеконенавистническими идеями свободной торговли, которые разносили по стране взопревшие от предчувствия холопской пайки наши якобы экономисты, журналисты и политики? И как в этом смысле смотрится шабаш по поводу ВТО?

Шелбурновская политика необузданной свободной торговли между Британией и Соединенными Штатами чуть не уничтожила американскую республику в колыбели. Но некоторые из американских отцов-основателей поняли, какая опасность содержится в шелбурновской свободной торговли. Начался принципиальные дебаты о необходимости введения сильной федеральной конституции. Если бы не дебаты о федерализме и не созданная в 1787 году в их результате Конституция США, Шелбурну, скорее всего, удалось бы осуществить свой замысел — довести Северную Америку до банкротства и поглотить ее вновь в Британскую империю.

Александр Гамильтон писал недвусмысленно («Федералист», N11, ноябрь 1787): «Непокорный дух Америки уже создал неудобства в некоторых морских державах Европы... Если мы останемся в союзе, мы сможем противостоять разными путями политике, настолько недружественной к нашему благосостоянию... Предположим, у нас в Америке было бы правительство, способное исключить Британию из всех наших портов; какой эффект произведет этот шаг на ее политику? Разве это не обеспечило бы нам возможность добиваться на переговорах, с блистательными перспективами успеха, самых выгодных и широких коммерческих привилегий во всем владении этого королевства?»

МетаКомментарий. Когда стране нужны герои, она рождает... Тут каждый может добавить по вкусу. Хотя то варево, которое готовят нам в кремлевских пищеблоках для народа, вряд ли покажется съедобным кому бы то ни было. Хотя и доставит радость всем тем, кто пытается заработать на превращении России в бюрократический сырьевой придаток рыночного фундаментализма. Где вы, наши Гамильтоны?

    Майкл Минничино. Франкфуртская школа. (7)

Зигмунд Фрейд, зачинатель разложившей западную культуру «сексуальной революции», считал своими учителями также Чарльза Дарвина и Германа Гельмгольца. Оба учителя были убеждены в том, что высшим принципом бытия является борьба за существование. Оба рассматривали человека как чисто биологическое существо, отрицая роль Создателя в развитии как самого человека, так и человеческой культуры. Механические, слепые силы биологического развития Фрейд перенес на человеческий разум.

...Франкфуртская философия содержала в себе ядовитое зерно пессимизма: от отрицания Бога они естественным образом перешли к проповеди человеческого ничтожества. Так, они внушали американским евреям, что их «особость» определяется не принадлежностью к религии (иудаизму), вносящей определенный вклад в мировую цивилизацию, а вовсе другим — Катастрофой. По методологии франкфуртцев, каждый еврей должен воспринимать себя исключительно как потенциальную жертву новой Катастрофы. То есть он должен не творить, не созидать, во взаимодействии с людьми других наций и вероисповеданий, а настороженно прятаться, все время защищаясь от якобы подстерегающих его со всех сторон вездесущих антисемитов.

То же самое производилось с американскими неграми. Это влияние можно увидеть и в современном феминистском движении: франкфуртская школа «объясняет» миллионам женщин, что они сами и их поведение должно определяться «угрозой мужского шовинизма».

МетаКомментарий. "Разделяй и властвуй". Что сегодня звучит как "Разводи лохов". Сначала убеди их в том, что они полные скоты, а затем перессорь всех со всеми, посели во всех страх и агрессию, низведи их до уровня животных автоматов, больных человеческих животных, и дело сделано. Как и у нас - в России тысячи детей гибнут от рук своих родителей, а мы устраиваем национальное шоу на несчастьях нескольких усыновленных американцами. Интересно, а как бы сложилась их жизнь, равно как и жизнь всех тех, кто уехал, останься они в России, пожирающей своих детей? А заодно и свое будущее

К концу двадцатого века, когда после конца противостояния стран НАТО и Варшавского договора наступит бурный кризис общего распада цивилизации, люди будут поставлены перед выбором между двумя противоположными предназначениями.

С одной стороны, они могут (и эта возможность для людей всегда открыта) сделать выбор в пользу творческого разума, научного открытия и подлинного мирового порядка, то есть сообщества принципа, сообщества суверенных наций, стремящихся к прогрессу через экономическое развитие. Если в эти будущие дни люди смогут обратить свои взоры к звездам, они смогут прекратить убивать друг друга из-за клочка грязи в несколько квадратных километров. Если они окажутся способны осознать неотъемлемую универсальность человеческой личности, суть каждого человека в образе и подобии Божьем, то тогда сфера деятельности человечества станет безграничной.

Но в те же самые дни наследники Мадзини, Пальмерстона и Б'най Б'рит, прислужники агонизирующей Британии постараются увлечь весь мир за собой в бездну. Они объявят, что индивидуальность человека определяется якобы этниЁческой группой, и что национальная принадлежность определяет человеческую судьбу так же, как видовая принадлежность определяет судьбу животного. Они скажут американцам, родившимся в «плавильном котле», и другим, у кого нет этнической принадлежности, что, мол, надо предоставить им синтетическую. Они перепишут историю вокруг тысячи ложных центров чтобы отрицать, что развитие человечества Едино. Они не постесняются исковеркать даже разум малых детей. Иные будут болтать о «мультикультурализме», в то время как образ человека будет истерзан, осквернен и поруган как никогда ранее перед лицом всех наций. Если эти силы одержат верх, то марево тьмы наверняка поглотит весь мир.

Когда лорд Пальмерстон декламировал здесь, в Вестминстере, перед парламентом, свое «Civis Romanus sum», он думал, что империя сооружена, и никто не посмеет бросить ей вызов. Но вызов будет брошен, когда руки у британцев окажутся коротки — спустя тринадцать лет Авраам Линкольн, стоя среди свежих могил, обещает, что правление народное, народом и для народа не сгинет с земли.

МетаКомментарий. Быть по сему! И МетаКонцепция, лежащая в основе МетаАктивности, направленной на выполнение МетаМиссии-2015 утверждения к 2015 году институтов Грядущей Абсолют-Цивилизации, опирающейся на МетаИдеологию Гуманистического Абсолютизма, тому и залогом, и поручительством

 

Домашняя ] Вверх ]

© 2006 МетаУниверситет - Распределенный Университет Золотого Сечения (РУНИВЕР)
Дата изменения: 05.01.2007