Л.Рон Хаббард "Дианетика 55"

извлечения

 

...Почему кто-то  хочет  что-то  знать о человеческом разуме?  И кстати,  почему кто-то верит, что знание человеческого разума либо

недоступно,  либо нежелательно? Почему люди, официально ищущие ответы на вопросы о человеческом разуме,  блуждают так далеко от него,  что  исследуют крыс и полностью избегают взгляда на людей?  И почему кто-то, претендующий на лечение разума, сбивается так далеко в сторону до ударов током?

 

     Ответы на это относительно просты.  Любым, кто знает структуpy,  действие и движущие силы человеческого разума,  очень  трудно управлять.  Единственный способ контролирования разума - это навязывание ему незнания самого себя. Что касается изучения и лечения, разум,  которого  лишили  знания  о себе,  должен быть возвращен к осознанию своих основ,  прежде чем он может считаться  выздоровевшим. А когда кто-то восстанавливает полное осознание разума, то он теряет способность преследовать его. И деятельность общества должна будет измениться от рабской направленности до действий в свободе и согласии, если это будет сделано.

 

     Насколько вы  не  желаете,  чтобы другие люди управляли вами, настолько же вы должны желать познания себя и других. Насколько вы отбиваетесь  от знаний,  касающихся себя,  настолько же вами будут управлять.

 

     Простая и  убедительная  наука о разуме - жизненная необходимость для любого общества,  желающего стать свободным  и  остаться свободным.  Единственными частями общества, которые будут бороться против,  опровергать или оспаривать попытки достичь  такой  науки, будут те,  интересы которых требуют,  по незнанию,  сохранять свой контроль над рабством. Каждый и всякий порыв к свободе - это порыв к здравомыслию,  к здоровью,  к счастью.  Каждый порыв к рабству - это порыв в направлении страдания, болезни и смерти. Можно сказать как про артритика, так и про невротика, что основная причина заболевания, физического или психического, зародилась в попытках ограничить свободу личности, группы или человечества…

 

Зачем вам  что-то  знать про ваш разум?  Вопросом аналогичной важности будет:  "Зачем вам жить?" Писатель-фантаст однажды придумал мир, состоящий полностью из машин, до такой степени, что машины ремонтировались другими машинами, которые в свою очередь ремонтировались следующими машинами, и так этот круг вращался, и машины выживали.  Он написал этот рассказ из глубочайшего убеждения ядерных физиков в том, что есть только машины, что человек произошел от некоего самовозгорания грязи,  что души не существует, что свобода невозможна, что все поведение основано на возбуждении и реакции, что творческой мысли не существует. Что бы это был за мир! И  все же такой мир,  такая модель,  является целью поработителей. Если бы каждый человек был угнетен от своей свободы  до состояния, когда бы он считал себя только винтиком огромной машины, тогда все было бы порабощено. Но кто бы тогда наслаждался этим? Кто бы тогда получал выгоду? Не поработитель, потому что он погибает первым. Он

получает смерть от своих собственных механизмов.  Он полностью получает  удар своих собственных стараний завлечь в ловушку рабства. Что за цель была бы y этого  мира  машин?  Не  стоит  рассмотрения цель,  не включающая счастья и познания жизни. Когда человек более не способен представлять счастье как часть своего  будущего,  этот человек мертв.  Он стал только живым роботом,  без понимания,  без человечности, вполне готовым затем собирать ракеты такой опустошающей  мощности,  что может погибнуть вся цивилизация,  что счастье всех может быть уничтожено в переживании радиации  -  переживании, которое может считаться удобоваримым для ядерного реактора,  но не для человека.  Поэтому,  когда мы отходим от концепции свободы, мы отходим в темноту, где воля, и страх, и жестокость одного или нескольких,  неважно насколько образованных,  может все же зачеркнуть все,  для чего мы работали,  все,  на что мы надеялись. Это то, что происходит, когда машина выходит из-под контроля, и когда человек, став машиной,  выходит из-под контроля. Человек только тогда может стать машиной,  когда он более не способен понимать свою собственную  бытность  и потерял связь с ней.  Поэтому необычайно важно, чтобы мы понимали что-то о разуме,  чтобы мы понимали,  что каждый из нас - разум, что мы не машины, и чрезвычайно важно, чтобы человек сейчас достиг более высокого уровня свободы, на котором машинная реакция уничтожения может быть сдержана,  и где человек сможет наслаждаться некоторым счастьем, на которое он имеет право.